Виктор Ольжич. Принципы ради позы: внешняя политика Литвы в 2010 году

Дружбы с великими мира сего не получилось. С приходом к начальник Дали Грибаускайте все ожидали следующего развития линии внешней политики Литвы: с одной стороны, визиты в Москву (возобновлен

Дружбы с «великими мира сего» не получилось. С приходом к начальник Дали Грибаускайте все ожидали следующего развития линии внешней политики Литвы: с одной стороны, визиты в Москву (возобновление с Россией нормальных отношений), с новый — в Вашингтон, в ведущие европейские государства, тесное помощь с «богатыми» странами Запада. То потреблять прагматичной линии на дружбу с «великими мира сего». В то же время смысл небольших «бедных» восточных соседей должно было сойти на нет. то есть дружбу с «бедняками» из постсоветского пространства в убыток тесной связи с богатыми странами Запада ставила в выговор своему предшественнику Валдасу Адамкусу Грибаускайте в ее присутствие еврокомиссаром.

Что же мы имеем сегодня Ни визитов в Москву, ни в Вашингтон, верно и про тесное помощь с Берлином, Парижем, Римом ой ли ли дозволено говорить. Ангела Меркель , правда, побывала (после того, как одно посещение Литвы уже сорвалось) с однодневным визитом вежливости в Вильнюсе (обозреватели критиковали сей визит зa бессодержательность), Но ни Николя Саркози, ни тем более Сильвио Берлускони либо британского премьера, не говоря быстро о Бараке Обаме , понимать в литовской столице нет, пожалуй, никакой надежды. Зато Грибаускайте в прошлом году с помпой принимали в Минске и в Киеве, а парламент принял ни с тово ни с сего, после прорва времени опосля грузинско-российской войны, резолюцию, где назвал Россию оккупантом и потребовал восстановления территориальной целостности Грузии. Правда, в Грузию Грибаускайте да и не съездила — зато там побывали глава Сейма, руководители МИДа и другие высокопоставленные госчиновники. что бы понять, что происходит во внешней политике Литвы, довольно сравнить эту политику с внешним курсом соседней Польши.

Можно сказать, что то есть Польша осуществила линию, заявленную Грибаускайте, Кагда она паки была не президентом Литвы, а жила, будучи комиссаром по финансам и бюджету Евросоюза , в Брюсселе. Варшава зa окончательный год не только нормализовала отношения с Москвой, результатом чего стал визит Дмитрия Медведева в Польшу, Но и осуществила знак Грибаускайте: «курс на великих мира сего» и сбрасывание со счетов мелких и «бедных» восточных соседей. Она стала ближе и Парижу, и Риму, и Вашингтону. Парадоксально, Но то есть Литва стала жертвой такого курса: опосля гибели идеологически близкого литовским консерваторам Леха Качиньского и прихода к власть прагматиков из лагеря Дональда Туска скоро ухудшились отношения Варшавы с Вильнюсом. Объединявшая ранее обе страны воинственная «антироссийская», «антикоммунистическая» идеологическая платформа потеряла свою потенциальную сплачивающую силу. Варшаву теперь в Литве беспрепятственно критикуют зa то, что она «сдалась на благодеяние Москве». И что нет по-этому уже давний дружбы «стратегических партнеров», поскольку нынче для Варшавы «стратегические партнеры» — иного масштаба. Дескать, Польша захотела сама останавливаться «великой», забавлять существенную занятие в Евросоюзе, по-этому дружит сегодня
6b5b
с «великими».

В Литве отсутствует одиночный внешнеполитический центр. Почему же Литве не удалось осуществить то, что осуществила Польша? Только ли потому, что Литва — по масштабам более мелкая сторона На выше- взгляд, предприятие не только и не столько в масштабах страны. Имеются, на выше- взгляд, три другие очевидные причины. Во-первых, недостаток единого внешнеполитического центра в самой Литве, во-вторых — исходящие из комплекса прошлого величия Литвы амбиции ее лидеров, в третьих — идеологема некой «верности принципам».

Как известно, теперь владычество в Литве принадлежит правому центру, а действительно правым. Консерваторы контролируют совет и правительство. Их лидеры возглавляют ландтаг и комната министров, в том числе и МИД Литвы. И добро бы по Конституции то есть правитель Литвы ответственна зa внешнеполитический курс, не похоже, что все свои действия на внешнеполитической арене консерваторы согласовывают с президентом. Сейм, в отличие, скажем, от парламентов двух других прибалтийских стран, бес конца продуцирует «идеологические» заявления и законы, раздражающие и Москву, и Брюссель, и даже Вашингтон. на смену решения жизненно важных для людей Литвы вопросов депутаты часто предпочитают сражаться зa законы, требующие еще и опять от России «компенсации зa убыток от советской оккупации», запрещающие серп и молот, красную звезду, однополую любовь, мнения об истории Литвы, отличные от официальной линии (за это введена уголовная ответственность) и т.д. напротив оппозиционному взгляду внутри самой Литвы (например, положение члена Сейма Юлюса Вясялки) и фактам советской жизни во времена Хрущева, Брежнева и Горбачева, коммунистический порядок приравнивается к фашистскому, хотя бы в ту эпоху не было ни массовых репрессий, не говоря уже об освенцимах, ни запретов на развитие национальной литовской идеи (благодаря чему и следовательно вероятно провозглашение независимости Литвы), а высота жизни в Прибалтике был на разряд выше, чем высота жизни в других советских республиках.

И такие действия правых — не вызывают особого удивления: идеологическая зашоренность консерваторов общеизвестна, правда и объяснима меркантильными соображениями. Их электорат — это потерпевшие от репрессий сталинского режима бывшие ссыльные и их потомки (на ныне рейтинг «Союза Отчизны — Христианских демократов Литвы» упал до 6%, при пятипроцентном барьере прохождения в Сейм). если они перестанут толкать идеологию — они потеряют конечный электорат. Другое дело, что быть осложнение от такой политики для рядового жителя Литвы. Россия, от которой Литва зависит приблизительно на сто процентов энергетически, продает Литве газ по самой высокой в Европе цене. Нефтепровод «Дружба», по которому Литва получала дешевле российскую нефть, «закрыт на ремонт». То и битва возникают проблемы с литовскими перевозчиками, с экспортом в Россию литовских продуктов.

С непохожий стороны, Литва сумела себе создать в Евросоюзе имидж «конфликтного» государства, по-этому западный деньги не спешит сюда со своими инвестициями (в Литве — 1 из самых низких уровней иностранных инвестиций в регионе). Ей приклеен знак «гомофобской», «ксенофобской» страны: известны резолюции Европарламента , призывающие парламент отменить штраф зa да называмую «пропаганду гомосексуализма», а в конце ушедшего возраст главы посольств семи стран Евросоюза — включая послов Великобритании, Франции, Швеции, Норвегии, Финляндии, Эстонии и Голландии — обратились к руководству Литвы с протестом визави отрицания чиновниками литовских министерств Холокоста (Нюрнбергский процесс чиновником МВД назван «самым большим юридическим фарсом в истории»).

На этом фоне попытки президента Дали Грибаускайте наладить отношения с Москвой и с Брюсселем выглядят тщетными. добро бы самой Грибаускайте её критики приклеили знак «русофила» и едва ли «не агента Москвы» (намек на ее «партийное» советское прошлое, работу в ВПШ при ЦК Компартии Литвы, учебу в Ленинградском университете), на деле вся ее «пророссийская» политика сводится к нескольким личным контактам с российскими руководителями: событием был звонок Грибаускайте Дмитрию Медведеву, Кагда возникли очереди литовских перевозчиков на российской границе, и положительный ответ президента России на сей звонок. тем не менее такие шаги сводятся на нет, например, заявлениями премьера Андрюса Кубилюса , что «кремлевские руководители» как умышленно ездят по Европе и отговаривают западных инвесторов инвестировать в новую литовскую АЭС. или же антироссийскими заявлениями Сейма, называющего сегодняшнюю Россию «оккупантом». либо очередными усилиями литовского МИДа организовать крестовый поход «против коммунизма» в ЕС: идея, поддержанная как только несколькими постсоветскими странами и не нашедшая отклика в сердцах главных стран ЕС.

Вполне очевидно, что ежели и Грибаускайте и продемонстрировала некогда характер, добившись освобождения с поста министра иностранных дел Вигаудаса Ушацкаса зa «не согласованность» его действий с президентом, запрещать сказать, что она стоит около руля внешней политики. как минимум, опять чета других рук крутит сей руль. А то спасение главы МИДа выглядит скорее как изображение амбиций главы государства, а не как наличие настоящей контролирующей силы.

Комплекс «великодержавности» заставляет надевать в геополитические «лидеры». Существует и более глубокая предлог бесконечного желания Вильнюса «выделяться» на фоне соседей через особых международных «инициатив». то есть Вильнюс организует «поход насупротив коммунизма» в ЕС, пытаясь, покамест безуспешно, навязать мой взор на коммунизм как на фашизм всему Евросоюзу. то есть Литва стала первой страной в мире, которая официально заявила, что признает Южную Осетию и Абхазию оккупированными частями Грузии (и потребовала от России неукоснительно следовательно оттуда свои войска), на что Тбилиси откликнулся в том духе, что суть — начало, прецедент, днесь и другие страны начнут следовательно примеру Вильнюса. то есть Литва ранее то в одиночку, а то рука об руку с Польшей блокировала правило переговоров ЕС и России, НАТО и России, а в конце ушедшего возраст отказалась (вместе с Чехией) подписывать известие министров иностранных дел ЕС с призывом утверждать американо-российский уговор СНВ (START).

Если посмотреть на соседей Литвы, то становится ясно, что около них нет таких амбиций. Ни Латвия, ни Эстония, ни тем более такие страны, как Финляндия, ничем подобным не занимаются. Не этим ли объясняется, что уже состоялся визит латвийского президента в Москву, а » Газпром » снизил цены на газ для Латвии и Эстонии (но не для Литвы)? Что касается соседней Польши, то она тожественный с некоторого времени перестала забавлять в идеологические зрелище и пошла по пути прагматизма.

Почему же Вильнюс продолжает упорствовать, не уставая продуцировать все новые и новые «идеологические» инициативы? давным-давно уже существует мнение, что придирка такого поведения — в историческом «имперском» прошлом Литвы, которая была в свое время большим государством, игравшим важную геополитическую занятие в Европе. Память о временах Великого Княжества Литовского, Кагда литовские князья владели огромными территориями и водили своих лошадей тянуть воду «из Черного моря» — до сих пор жива в сознании литовца. Настолько жива, что в прошедшем году был даже организован конный поход до Черного моря, что бы там напоить литовских коней и тем самым напомнить народу, что он великий.

Проблема, однако, в том, что литовские политики до сих пор ведут себя так, как если бы Литва была не маленьким трехмиллионным государством на задворках Евросоюза, а важным геополитическим игроком, кто способен приказывать свою волю великим странам и даже целым международным организациям. как или объяснить, что то есть Вильнюс в одиночку пытался блокировать переговоры Россия-ЕС , Россия-НАТО? Зачем потребно было не подписывать цедулка глав МИДов Евросоюза с призывом утверждать американо-российский трактат СНВ? при этом — голова алогизма — заявляя, что мы «за» такой соглашение (но, мол, не учтены некоторые «предложения» Литвы)?

Как известно, в Вильнюс то и работа ездят эмиссары Брюсселя — «успокаивать» бурных литовцев, молить их срывать — либо не выдвигать — вето. опосля чего Литва милостиво уступает и происходят задуманные переговоры ЕС, НАТО с Россией. да не в том ли дело, что литовским политикам важен самовольно случай позы, то, что их приезжают уговаривать пускай бы сами консерваторы любят цитировать в прообраз Финляндию, которая, мол, не будучи инкорпорирована Советским Союзом, ныне имеет 1 из наиболее высоких в мире уровней жизни, — ни один человек в Литве не собирается брать намек с Финляндии в другом смысле. Во-первых, сравнимая по величине с Литвой Финляндия вела с СССР длительную ожесточенную войну зa свою независимость, в то время как независимая Литва просто впустила советские войска на свою территорию: никакого приказа противиться власть независимой Литвы своим войскам не отдавало. Во-вторых, Финляндия отродясь не рядилась в занятие «геополитического лидера», как это делал и продолжает упражняться Вильнюс, а демонстрировала отличный прагматизм, выстраивая удача собственных граждан. На месте Финляндии Литва незапамятных времен бы уже потребовала около России «компенсацию зa убыток от финской войны». А да возврата утраченных в войне с СССР территорий. Не приходит в голову финнам мешаться в отношения России и ЕС, России и НАТО, России и США, меряться насупротив «советских символов», с геями, приравнивать «коммунизм к фашизму» и т.п. Финны заняты очень другим — устройством жизни своих людей, производством и продажей в мире Nokia. Они добились одного из самых низких в мире уровней коррупции, от чего общежитие их граждан процветает. Финны не тратят силы и энергию попусту. а в отказ типичный литовский невинный пьяный обвинить их — как он немедленно уже обвиняет и поляков — в «измене принципам». Почему финны не распространяют «демократию», почему не требуют «компенсаций», почему не приравнивают коммунизм к фашизму, почему на запрещают серп и молот и т.д. и т.п. Улавливаете разницу менталитетов?

Принципы и беспринципность. Итак, третьей причиной литовского желания «выделиться» на внешнеполитическом фронте является да называемый урок «принципов» и выстраивания образа Литвы как «морального авторитета» в мире: проблема, однако, в том, что ни один человек Литву таковым, помимо самих литовских политиков, не признает. Является ли Литва моральным авторитетом для Польши? Для Латвии? Для Эстонии? Для Финляндии? Для Германии? Для Франции? избранник правых правитель Валдас Адамкус «ради принципа» не поехал на празднование 50-летия Победы в Москву, хоть бы туда приехали руководители едва не всех великих и малых государств мира. Даже глава Латвии Вайра-Вике Фрейберга . «Ради принципа» — «не подпустить к крану Ивана» — не позволили российским нефтяным компаниям покупать доставшийся Литве с советского времени в имущество очень гигантский нефтеперерабатывающий здание региона в Мяжейкяй. здание «ради принципа» был отдан без вознаграждения не обладавшей нефтью американской компании, которая кроме просто сбежала из Литвы, заработав миллионы на не согласованной с литовским правительством перепродаже завода «Юкосу». опосля банкротства «Юкоса» Литва выкупила здание и вновь отказала «Ивану», для принципа, в покупке объекта. здание купила польская индустрия PKN Orlen , одинаковый не обладающая нефтью. Покупка уже и польской стороной признана «неудачной», поскольку принесла Польше огромные потери (заодно и Литва не получила доходов, которые могла бы получить, если бы затея процветало). Что и не удивительно, потому что своей нефти около поляков нет, а к тому же ее, опосля прекращения работы нефтепровода «Дружба», что стал «на ремонт» опосля отказа продать здание российской компании, приходится дорогой причинять танкерами.

«Ради принципа» Литва не разрешила России прокладывать газопровод в Европу чрез литовскую территорию. Помнится, в этом случае идейный руководитель консерваторов Витаутас Ландсбергис заявлял, что это безгранично опасно, поскольку русские будут пользоваться преимущество покровительствовать «свой газопровод» и военной силой. К тому же и Москва, видя враждебную политику Вильнюса, решила не дружить с такой страной, от которой не знаешь чего ждать. В результате состоялась договоренность с Германией прокладывать газопровод по дну Балтийского моря. Что вызвало шок около Литвы, которая, несомненно же, тогда же обвинила Германию в «предательстве принципов», для ничтожных денег. но результаты такой литовской политики — бедность литовских граждан. Потому что газопровод, сквозь какой шел бы по территории Литвы газ в Европу, это курица, несущая золотые яйца. Он мог приносить, причем вечно, по словам депутата Сейма Юлюса Вясялки, по 500 млн. литов чистого дохода ежегодно. при этом от Литвы не требовалось никаких затрат. Для такой страны, как Литва, это огромные деньги. сейчас Вильнюс уже не уходить «подключиться» к газопроводу «Северный поток» по дну моря — Но поезд ушел.

«Ради принципа» ныне Литва продуцирует бес конца резолюции в поддержку Грузии, напоминает России ее «долг зa советскую оккупацию» (который та не признает), принимает постановления «против серпа и молота», приравнивая «коммунизм к фашизму», «советский ряд к нацистскому» и т.д. при этом она обвиняет «в предательстве принципов» все другие страны, которые этого не делают. Последняя клиент таких обвинений — Польша, отказавшаяся в последнее время от «идеологических» игр и оставившая Вильнюс на этом арена в одиночестве.

Надо отдать должное — «принципы» играют занятие не только в лагере правящих литовских консерваторов. Их в последнее время демонстрирует и глава Литвы Даля Грибаускайте. Правда, она хранит безмолвие по поводу внешнеполитических игр Сейма и правительства. Зато «из принципа» отказала Бараку Обаме, кто пригласил ее на встречу глав государств Восточной и Центральной Европы в Прагу. прежде она объясняла свою позицию тем, что это не ее уровень, «фуршет», на котором никакие важные решения не принимаются (похожее изъяснение она дала и Кагда отказалась приехать на празднование 55-летия Победы в Москву). все после Грибаускайте обнародовала другую причину своего поведения: таким образом она «принципиально» протестовала противу готовящихся договоренностей USA и России, которые не учитывают интересов безопасности Литвы. С второй стороны, «принципиальная» Грибаускайте подставила США, дав действительно пожертвование на разбирать историй с тайными тюрьмами ЦРУ на территории Литвы во времена правления литовского американца Валдаса Адамкуса. По мнению политологов, даже если тюрьмы и существовали, скрываться в этом вопросе столь «принципиальным» — будто Брюссель был возмущен подобным поведением Вашингтона, а прежний еврокомиссар Грибаускайте себя позиционировала как «евроцентрист», посредник Брюсселя — просто неумно, имея в виду прагматические соображения поддержания высоких взаимоотношений с США, которые все же остаются мировой державой и важнейшим стратегическим партнером Литвы. Стоит да вспомнить вырвавшиеся около Грибаускайте болтовня о том, что Литва была в прошлом «заложником» внешней политики США.

Надо ли удивляться, что до сих пор не состоялся должностной визит Грибаускайте в Вашингтон? «Принципы» оказались выше прагматизма. Вот что пишет об этом BNS: «Президент Литвы отказалась приехать на пир с президентом USA Бараком Обамой, она осудила новомодный стачка по ядерному стратегическому вооружению (START) среди USA и Россией, приведя в гнев администрацию США. Похоже, она да непременно относится к президенту Белоруссии Александру Лукашенко , стремящемуся еще овладевать должность главы страны. зa эти «заслуги» веский британский еженедельник The Economist пожаловал президенту Дале Грибаускайте имя «выскочки года». «Она может попасть в белоснежный помещение только в том случае, если приедет туда с другими туристами», — заявил госчиновник из США, имени которого еженедельник не назвал. «Грибаускайте, работая в Еврокомиссии , где она отвечала зa бюджет, прекрасно выполняла свои обязанности, Но обязанности президента оказались иными», — пишет влиятельное издание. «Недавно я был в Вашингтоне, там Литва — это почти что ругательство», сказал в конце января в интервью BNS заведомый западный критик по Литве, обозреватель The Economist Эдвард Лукас.

Так что же Белоруссия? Где пресловутые «принципы»? Ведь Литва считает себя светочем и распространителем «демократии» — учила этому делу и Грузию, и Украину, и Молдавию, базирует на своей территории защита белорусской оппозиции, сюда перенесен из Минска белорусский Европейский университет.

Уже торжественный визит Александра Лукашенко в Вильнюс и теплая случай с Грибаускайте вызвали кривотолки, а последовавший зa этим открытый визит Грибаускайте в Минск прежде президентских выборов были восприняты однозначно как фасон поддержки Лукашенко на выборах. Возвратившись в Вильнюс, Грибаускайте уже откровенный заявила, что Лукашенко — «гарант стабильности» в регионе. Теперь, опосля «минского побоища», Кагда силовые структуры избили и арестовали протестующих насупротив фальсифицированных, по их мнению, выборов, и даже самого посла Литвы в Белоруссии едва не избили как один человек с депутатами Сейма, — правило Грибаускайте незавидное. дозволено сказать, что Лукашенко, в болтовня которого о «соблюдении демократии» она поверила, ее крупно подставил. Она даже не спешит узнавать Лукашенко президентом, ожидая решения по этому поводу ОБСЕ , Брюсселя.

Можно утверждать, что «принципиальный» Валдас Адамкус николи бы не поехал на встречу с Лукашенко, и едва ли ли поехал бы случаться с президентом Украины Януковичем: он дружил (и как пишут литовские СМИ, продолжает дружить) с Ющенко и Саакашвили. хоть с подобный стороны приговор Грибаускайте побеждать путь на Лукашенко и Януковича — весь укладывается в идею прагматического курса. Ведь Белоруссия — ближайший сосед Литвы, гораздо литовский бизнес инвестировал немалые деньги. То же дозволено говорить про Украину. И хорошие отношения с руководством этих стран — жизненно важны для литовского бизнеса, конечно и для простых граждан. Только непонятно, почему в отношении к России сей прагматизм не проявляет себя в такой же мере. Лукашенке разрешают не только входить в состав в строительстве общего терминала сжиженного газа на литовском берегу, Но и устраивать мой индивидуальный терминал, откуда Белоруссия собирается считать себе «альтернативный» российскому газ. Вильнюс да пьяный транспортировать сквозь Клайпедский порт «альтернативную российской» венесуэльскую нефть для Белоруссии и даже борется зa эти заказы.

В то же время прагматизм куда-то девается, стоит заговорить об интересах российского бизнеса. Дважды запретили российским компаниям покупать Мяжейкяйский нефтеперерабатывающий завод, сплетня о том, что поляки хотят перепродать вредный здание русским уже теперь вызывает около представителей литовской начальник сопротивление. будит третий воспрещение в высшей степени способный на то, что, несмотря на чуть не гарантированную доходность предприятия в случае покупки его российской нефтяной компанией и сообразно наводнение денег в литовский бюджет, сомнительно ли такое пожелание будит дано. С непохожий стороны, в минувшем году началась настоящая борение литовского правительства с «Газпромом», около которого хотят «отнять трубу». как этого — разделения собственника трубы и поставщика газа — требует директива Евросоюза. Такая директива на самом деле существует. Но да существуют и исключения для стран, которые не имеют альтернативных источников поставок газа. о таких исключениях попросили и их получили соседние Латвия, Эстония и Финляндия. Что же Литва? Она о таком исключении не попросила. Она, обладая небольшим количеством акций компании Lietuvos dujos , решила осуществлять «директиву Евросоюза» и отнять газопровод около основных акционеров компании «Газпрома» и немецкого Ruhrgas (E.ON Ruhrgas International). следствие для населения Литвы — уменьшенные с Нового возраст «Газпромом» цены на 15% на газ для Латвии и Эстонии, которые трубу около «Газпрома» не отбирают. И не уменьшенные для Литвы. надобно освещать почему?

У думающих литовских политиков возникают вопросы: почему литовский бизнес, простые литовские граждане, которые зa газ в холодное зимнее время отдают иной раз приблизительно всю пенсию, должны воздавать зa амбиции и «идеологический пафос» держава предержащих? исправлять отношения с «диктаторской» Белоруссией, от которой Литва зависит как только в короткий мере, в то же время вредя отношениям с несравнимой по масштабам и весу Россией, являющейся основным экспортером и импортером Литвы, — где логика? Уже приехал Дмитрий Медведев в Варшаву, уже побывал правитель Латвии в Кремле (и поступила информация о возможном визите Медведева в Ригу) — а это буква настоящего улучшения, нормализации отношений. при всем том все опять не реальными остаются официальные визиты руководителей России и Литвы товарищ к другу. Такое впечатление, что кому-то колоссально не хочется «дружбы с Россией», для этого и делаются шаги для расстройства отношений. идея о том, что тогда действуют просто исторические страхи пред Россией — фобия попадаться «опять оккупированными» — не выдерживает критики, если учесть, что Литва является полноправным членом ЕС и НАТО, что альянс имеет на территории Литвы военную авиабазу, откуда осуществляет контроль над небом Прибалтики, что НАТО только что приняло смета реальной защиты территории Литвы в случае агрессии.

Но литовские комплексы и амбиции во внешней политике не принесли да Литве дивидендов и в отношениях с Западом. Говорят, что Грибаускайте с давних ждет приглашения в Вашингтон — Но его нет. И не будет, покамест она будит умышленно пренебрегать встречи с президентом США, покамест Вильнюс будит умышленно не подписывать заявления министров иностранных дел всех стран Евросоюза с призывом утверждать российско-американские договоренности по СНВ и упражняться другие «принципиальные», «амбициозные» шаги. Не соглашаться ли слово о простом неумении водить внешнюю политику, а не о некой «верности принципам», которые, как видим, принципы только что на словах? сомнительно ли поляки, латыши, финны — человеки бес принципов (спросите около них — и они улыбнутся). Наверно, и около финнов вкушать свои принципы — Но потреблять дипломатия, поглощать гибкость, хитрость, критика реальной ситуации, питаться прагматический расчет. И не слышно было, что бы финны кого-либо, сотрудничающего с Россией, обвиняли в «измене принципам», как это делают ныне в Литве в отношении «предавших поляков» и «продавшихся «Газпрому» своекорыстных немцев, согласившихся на прокладку «Северного потока» по дну Балтийского моря (по логике Вильнюса, быстро лучше бы немцы замерзли от холода, чем продавать на такую — в пику Литве — сделку с Россией).

Честно говоря, учитывая наличие исторических комплексов и амбиций, нет особой надежды, что внешняя политика Литвы в наступившем году сможет претерпеть существенные изменения. «Прагматизм» нового президента Литвы, если он и есть, натыкается на идеологическое стойкость правящего в Литве, контролирующего парламент и начальник правоцентристского блока. Но и бывшие до ними около начальник левые вели себя похожим образом. покамест держава предержащие не освободятся из плена идущих из прошлого идеологических мифов, оставив разбираться в истории историкам, не станут на почву сегодняшнего дня, сегодняшних насущных интересов страны, до тех пор политика будит не содействовать, а чинить помехи интересам бизнеса и простых граждан.