Чолпон Джакупова: "Правовая система в Киргизии рухнет или уже рухнула"

Интервью ИА REGNUM главы правовой клиники Адилет (Киргизия) Чолпон Джакуповой.ИА REGNUM: Каковы, по-вашему, главные итоги прошедшего возраст в Киргизии? Чего территория добилась в 2010 году и к чем

Интервью ИА REGNUM главы правовой клиники «Адилет» (Киргизия) Чолпон Джакуповой.

ИА REGNUM: Каковы, по-вашему, главные итоги прошедшего возраст в Киргизии? Чего край добилась в 2010 году и к чему пришла?

Плюс 1 — избавились от Курманбека Бакиева . Но сей плюс перекрывается множественными минусами, которые уже связаны не с персоной Бакиева, а с приходом в систему управления людей, которые совершенно, как оказалось, не готовы к этому и не обладают необходимыми ни опытом, ни знаниями в этой сфере. неимение этого, видное даже невооруженным взглядом, эти человеки пытаются завуалировать просто революционной риторикой. Отсюда идут, я думаю, всякого рода инициативы — впадение в религиозное, этническое превосходство, либо та же законодательная начало о люстрации.

Если до этого край делилась на регионы, кланы, то нынче соглашаться возвращение в пролетарско-классовое. поглощать революционеры, и снедать нереволюционеры. другой разряд автоматически обязан попадаться люстрирован, кастрирован и тому подобное. И это распространяется на все сферы, и, что самое страшное, под видом этого действительно да же, как в 1917 году судят классовых противников, — будь то суждение над Барыктабасовым, будь то испытание по апрельским беспорядкам. лучший первообраз советского суда времен Вышинского! Та же классовая риторика. Этим нарушается правовая система, которая рухнет или же уже рухнула. Это может привести к потере государственности.

Фактически около нас нет государства, потому что мы возвращаемся к догосударственному общественно-политическому устройству. при этом люди, которые являются праотцами концепции парламентаризма в Киргизии, вместе не понимают сути этой концепции. Они говорят, что насильственно вводят искусственную политическую конкуренцию! Политическая борьба в условиях религиозной, этнической, классовой исключительности — это миф, вранье. Потому что плюрализм предполагает толерантное приказ к любому другому. По сути, получается, что при существующей культуре, в первую очередь — политэлиты, мы отродясь не построим парламентаризм. Но мы дискредитируем концепцию парламентаризма вообще, в том числе и для региона Центральной Азии. руководитель партии «Ата-Мекен» Омурбек Текебае в заявил, что Киргизия, оказывается, влияет на соседние страны. И в намек привел высказывание президента Казахстана Нурсултана Назарбаева об отказе о продлении своих полномочий до 2020 года. Все это Текебаев приписывает влиянию Киргизии. что бы да полагать, должен держать кругом больное воображение. Это клиническое добро нашей элиты. Да, мы влияем, но, я думаю, Назарбаев восхищения и тем паче желания ходить за кем примеру Киргизии не испытывает.

ИА REGNUM: А страх?

Как может столь слабое во всех отношениях страна около кого-то принуждать боязнь Мы просто в силу того, что являемся соседями и около нас нет полноценной государственной границы, — демаркации-то вторично не было, границы абсолютно прозрачные, — являемся раздражителем, Но боязнь не вызываем. Потому
5478
что в результате бардака в нашей стране около соседей постоянная головная боль, они вынуждены девать капитал на обустройство границ. Казахов до сих пор упрекают в том, что они закрывали свои границы. Но это нормально. Казахская экономика и бизнес одинаковый понесли убытки. Но мы же вынуждаем их это оперировать не потому, что они ненавидят киргизов, а потому что кочует информация о многих тысячах стволов, находящихся около гражданского населения и опять неизвестно около кого на руках. По информации наших силовиков, оружие, обнаруженное около джихадистов во время последней операции в селе Арашан, принадлежало сотрудникам здание государственной охраны (СГО) и было утеряно на площади во время апрельских беспорядков. А до площади ведь был «Форум» (штаб-квартира партии СДПК, около которой 7 апреля оппозиционеры разоружили спецназ, пропали десятки автоматов, гранат, не мало снайперских винтовок и гранатометов. — ИА REGNUM ), был Талас, а опосля апреля были возмущение на юге. И все это вооружение гуляет около населения, и ни одна душа действительно не занимается его изъятием. Вспоминая классика, я могу сказать: «Ружье, висящее на стене, заранее либо прот выстрелит». Оно и начнет стрелять… Казахи хотят, что бы стреляло оно здесь, а не там. И это нормальное желание.

Почему зa наше головотяпство должны приличествовать соседи? около нас виноваты все, выключая нас самих. Кагда я говорю «ребята, посмотрите на себя», мне отвечают «ну да, политическая образование слабовата около нас, Но дайте нам время». Логики нет. Время на что? что бы не обворовывать Партии страну, как тушу барана, разделили вплоть до низовых уровней. Тебе, какой-либо партии, — воротила барашка, тебе — эта косточка. Это их понятие о концепции парламентаризма в отдалении от реальности. Но если около отцов кыргызского парламентаризма, такое извращенное изображение о собственном детище, то как они концепцию будут причинять до населения и реализовывать на практике? да они и реализовывают.

ИА REGNUM: В чем был ум перехода к парламентаризму?

Мы все время играем в слова. Потому что снедать много стран с классической президентской и довольно сильной формой правления, прототип — Америка. Эта государство — alma mater прав человека и демократии, которые она экспортирует опять и в другие страны. Я все время шучу: назовитесь не парламентской, не президентской, назовите себя райской страной. если суть только в названии, то обзовите себя «райской». Это вконец не означает, что завтра установится рай на территории Киргизии. вопрос не в названии, а в том, что бы эта строение работала и что бы все элементы конструкции соответствовали названию. В Киргизии от того, что земля да медленно страдала от семейно-кланового правления, эта понятие парламентаризма и витала, хотели встречать предпочтительный прибор для борьбы с семейно-клановым режимом. Но вопрос в том, что ответ «семья» заменили словом «партия». ныне около нас партийно-клановое правление. Чем оно лучше? Для населения оно хуже, потому что раньше была одна стая, а в настоящее время пять стай шакалов. Их сложнее прокормить.

Второе — политическая борьба есть, Но борьба в борьбе зa чиновничье кресло, беспричинно от образования и опыта работы. В Киргизии только умный здравоохранения — медик, остальные же… Должности раздаются только по одному признаку — он является членом такой-то партии, которой отдали эту отрасль. Это все. И я не знаю, от кого больше вреда стране — от совсем не знающего какого-нибудь Шарикова, кто полон революционного энтузиазма, либо от грамотного, Но вороватого. немедленно вопрос заключается в этом. Но меня пугает благодать шариковых, просто набег шариковых.

ИА REGNUM: как вы считаете, готовы ли днесь шариковы менять свою стратегию, подходы, выдвигать более образованных людей хотя на какие-то позиции, что бы они «тянули» на себе отрасли страны?

Что следовательно выдвигать? Вы требуете от Шарикова осознанных действий. Шариков — это Шариков, и осознанности там не может таиться по определению. Он может забавлять в осознанность после внешнюю атрибутику — кожаная курточка, портупея, кобура, кепочка чтоб была хорошая. Наши мальчики заняты парламентской атрибутикой, они в партии играют.

ИА REGNUM: Кстати, о мальчиках… А почему в правительстве нет ни одной женщины?

Это дилемма не ко мне. Я не знаю. да решили. если замышлять по каждому их действию вопросом «почему?», то дозволительно сойти с ума, потому что запрещать разбирать действия бессознательного. Оно анализу не поддается. С этим не мешает успокаиваться как с данностью.

ИА REGNUM: А что дальше? Придет величавый собутыльник Коба и наведет порядок, вырезав половину революционеров?

Я думаю, сложилась окончательно патовая ситуация. Люди, которые точно болеют зa страну, даже те, которые были целиком политически неактивны, с ужасом наблюдают зa этнической нетерпимостью, зa маргинализацией только общества. Некоторые просто уезжают из этой страны. Там лакомиться осознанность, Но нет готовности к действиям. Нет организующей силы. Потому что место мятежный потенциал, какой был, зa время последних пяти годов исчерпан. человек устал, территория устала, и край боится повторения событий 2005, 2010-х годов. Получается, что единственными людьми, которые могут организоваться, являются военные.

ИА REGNUM: Насколько это вероятно?

Не знаю. Военные, в общем-то, законопослушные люди. Но изречение в том, что некоторый тоскуют по сильной руке. В нищих странах В любое время будит мифологизироваться, героизироваться изображение человека, кто «такой же, как я». На повестке дня герой, какой обязан толкать(ся) очень аскетичным. Маргиналы В любое время страдают по такому образу, они тяготеют к этому. А где теперь аскетичный? по-этому либеральные идеи не приживутся, нет социальной базы.

ИА REGNUM: А какая основание — справедливость, спокойствие?

Справедливость с чем около народа ассоциируется? С бедностью. Пусть мы будем все бедные, Но равные. То, что были несправедливые классовые суды, племя забывает, Но портить френч, в котором личность ходил 20 лет, и его в этом френче похоронили, около них запомнится. около нас выбор-то небольшой, по-этому будущий и того, и другого не радует. Но дальше-то будит паки хуже. Потому что да очень управлять. Нынешние руководители страны умудряются каждым своим движением, за тово что бы минимизировать наличность врагов, врагов прибавлять — в лице этносов, атеистов, в лице тех, который работал при Бакиеве, в лице учителей, военных. Это просто судьба — зa столь короткое время, имея столь высокопарный рейтинг, да наклонять его.

Они не могли продержаться и не красть полгода. На них владычество свалилась как да же, как она свалилась на Бакиева. Полгода продержались бы — и они бы все немедленно на белых конях в развивающихся алых плащах въехали на плечах этого народа и в парламент, и в правительство. Но около них дыхания на полгода не хватило.

Розе Отунбаевой мочь говорить, что Бакиев и его дитя преступники, хотя она и права. Потому что ее соратники делают то же самое, что вышеназванные. Им даже риторику нуждаться изменить, потому что обязан составлять противоположный — мы и они. А да как политика — это война зa власть, отдельный их ошибка будит использоваться противу них.

ИА REGNUM: Кем?

Желающих повластвовать, посещать там хотя на пять минут невыносимо много. Во всяком случае, Киргизия этого дефицита николи не испытывала.

ИА REGNUM: Что вы можете говорить о ситуации на юге Киргизии?

Она страшно сложная. колоссально тяжелая. Она много более сложная, чем была в начале. Потому что противостояние идет, просто оно приобрело другие формы.

ИА REGNUM: вероятно ли воспроизведение июньских беспорядков?

Противостояние приобрело форму межэтнического столкновения. На самом деле соглашаться отъем собственности около узбеков. И в основе этого лежал отъем собственности, и он продолжается. Я не думаю, что межэтнический столкновение вспыхнет вновь. В такой форме — нет. Потому что около узбеков не осталось лидеров. Они обезглавлены. около людей не осталось сил сопротивляться, они обескровлены.

ИА REGNUM: Возможен ли переход в разновидность религиозный, террористический?

Да, это возможно. Потому что если степень конфликтности высок, то он будит доставать разные формы — межконфессиональные, межэтнические и да далее. В основе этой конфликтности, говорят, — нерешенность социально-экономических проблем. Да, это так, но, по сути дела, Киргизия отроду не была богатой страной, и киргизстанцы сроду не имели высокого уровня потребностей. по-этому нищета, безработица — только внешняя картинка. высота конфликтности высок вторично и потому, что бедность сочетается с потрясающе циничной несправедливостью.

ИА REGNUM: В чем она выражается?

Во всем. Представьте себе учителя, это же потрясающе терпеливая когорта людей, припас прочности и терпения около них огромный. Но если преподаватель видит, что чиновник, его сосед, какой пришел восемь месяцев назад, не напрягаясь, не проверяя тетради, не имея опыта, шиш не делая, зарабатывает зa восемь месяцев на дорогую иномарку и особняк, что он чувствует? И известие об этом разлетается по всей стране, да как страна маленькое. так точно и трехэтажный особнячок не спрячешь, желание и дорогую машину тоже. И человеки эту несправедливость видят. И я не знаю, что больше заводит людей — нищета, Но учителя ведь десятилетиями были нищими, либо вопиющая несправедливость. нужда справедливости они хотят заменить показательными судами, расправами. И они натравливают и науськивают — около этого потреблять особняк, всё, богатый. Это бандитизм. На территории всей страны соглашаться отъём собственности неправовыми способами. Нынешние судьи, которых революционеры привели под флагом борьбы с коррупционными, маловато тово что много более коррумпированные, да в десять раз менее грамотные. В этом деревня ужас. как судьи теперь стали обмениваться мыслями — кошмар. дозволено брать в модель нашумевший процесс по апрельским беспорядкам. колер адвокатуры защищал сторону обвиняемых. Они же, как котят, адвокатов, своих коллег со стороны потерпевших тыкали в УПК… Но для потерпевших героями были они, несмотря на их профессиональный уровень. Гособвинение не знало материалов дела и листало его в зале заседания, а бок потерпевших не дала ни одной ссылки на нормативно-правовой документ. А вся государственная машина, заметьте, работает на этих немного грамотных героев. как себя должны вкушать такие адвокаты, как Иванова, Зауман, Слесарев, которых между ночи разбуди — и они процитирует любую статью УПК с комментариями. Они же становятся редкостью, белые вороны. И это страшно! Для тово что бы надевать преследуемым, окончательно не непременно обладать преследователей, довольно тебя самого, если ты не такой, как все. первый встречный человек, что употребляет болтовня «спасибо», «пожалуйста», «извините», в скором времени будит отведать себя белой вороной.

ИА REGNUM: Но ведь страну теперь возглавляет получившая философское просвещение в МГУ Роза Отунбаева?

Розе Отунбаевой больше только я не могу возражение того, что человек, получивший блестящее образование, осознанно выбрал ход маргинализации, революционно-националистическо-религиозной исключительности.

ИА REGNUM: Революционная непримиримость… Нет около нее революционной непримиримости. если бы около нее была революционная непримиримость, она отроду не села бы в бакиевский парламент. Отунбаевой невыгодно было легитимизироваться сквозь руки акжоловского парламента, Но сидеть-то в акжоловском парламенте в бакиевские времена революционность позволяла… Какая же это непримиримость? Это игра. И некоторые ей подыгрывают.

ИА REGNUM: Но практически все сидели в тех либо иных структурах

Дело не в том, что сидели либо нет. Самая большая погрешность временного правительства, причем совершенная осознанно, заключалась в самом начале — они не легитимиировались после поседелый парламент. Даже около Бакиева хватило ума это сделать, по-этому он не развалил систему правления, по-этому при нем не было резни и бойни. Они этого не сделали, и шесть месяцев сторона находилась в правовом вакууме на основании декретов, Кагда все структуры были разрушены, вся вертикаль управления рухнула. И земля заплатила зa это страшную цену!

ИА REGNUM: немедленно Киргизия вернулась в правовое поле?

С точки зрения сотворения институтов — да. Что снедать возврат в правовое край Должна находиться определенная правовая база. кушать конституция, лакомиться кодексы, потреблять законы, инструкции, положения и прочее, на основе которых я должна работать. в то время гораздо деваются декреты?

Возврат в правовое край означает: первое, сызнова созданное власть и сейм должны были обманывать ревизию всех нормативно-правовых документов, которые были приняты в сей промежуток правового вакуума. Потому что обязан оставаться брак правил, которые не вступает в ответ благоприятель с другом. На основе декретов производился отъем собственности, безотлагательно вкушать какие-то структуры, правовой статус которых не определен.

Декрет о национализации вышел, а в основном документе конституции частная имущество — священная корова. И как здесь толкать(ся) И да сквозь раз. Они должны вещь с этим пластом документов делать, потому что будут правовые последствия. Второе — стоит представить мнение и финансовый в том числе: в бюджете было столько-то, ячеек было вскрыто столько-то, потрачено столько-то на то, то и то.

Очищение — это ответственность. Первое, что делается, — сравнение всех активов. обязан являться действие передачи. Вы пришли, сели, не требуя около меня отчета, а я после скажу, что около меня было не сто тысяч сомов, а полтора миллиона. И это твоя головная боль, потому что за этого будит бедствовать ваша репутация.

Страна до сих пор гадает, сколь было изъято, изъято ли вообще, кого поймали с тринадцатью миллионами на границе с Казахстаном, откуда они возникли. Я готова поверить, что это страхи, вранье, козни врагов. Вы хотя бы бы расскажите, что бы обелиться, каков был доход и расход. Но парламент, что три месяца бездельничал, имея зарплату, обсуждает урок молельных комнат.

Я задала представителям власть вопрос: вы — законодательный орган, на основе чего и как вы работаете? Первое, что делается, — это регламент. Вы выбирали комитеты, членов комитетов на основе старого регламента? Да. Вы будете и дальше трудиться на основе старого регламента? между тем вы уже пару-тройку раз нарушили сей регламент. Но мне ответили: о ту пору нуждаться было, потому что срочно. А если я пойду в спор и скажу, что согласие с Германией о получении кредита не прошло обсуждение в комитетах, как положено. И каждое выделка после приведет к многочисленным правовым последствиям.

ИА REGNUM: состязание зa крупные объекты продолжается?

Естественно. Почему на Западе в политику приходят самодостаточные человеки Потому что это — манипуляция самоутверждения. Наши несравненно вульгарнее, для них это — средство зарабатывания денег.

Поэтому до сих пор ревизии правовых актов не проводится, по-этому ответ даже не инициируется. Потому что обстановка далеко мутная, и дозволено упражняться что угодно. А если примутся регламенты, установятся правила, наступит ответственность.

ИА REGNUM: при прошлом президенте регламенты и прочее были, который понес ответственность?

А почему они не понесли порука Не кажется странным, что, например, Оксана Малеванная, которая проходит по делу по апрельским беспорядкам, привлекается по 97-й статье? Ее мочь завлекать по 97-й статье — оговор в массовом расстреле — да как состава преступления нет, орудия нет, места преступления нет, жертв нет. Кого она сам убила? Она была главой секретариата президента. Мне отвечают «ты защищаешь циничную». Но статьи «Приближенность к телу Бакиева» — нет. Мне говорят, что она была главным плиттехнологом на выборах Бакиева. между тем зачем ее прилакомить по 97-й? Привлеките ее зa нарушение конституционных прав граждан, зa подтасовку во время выборов, Но и это стоит будит доказывать. если я не люблю Бакиева и априори Малеванную, то это опять не означает, что я ее должна практиковать насильником и пришить ей место уголовный кодекс. Это уже работает не закон, а классовое сознание. Но симпатии и антипатии по классовому признаку шиш не имеют общего с уголовным кодексом, уголовно-процессуальным кодексом, с конституцией и прочими нормативно-правовыми документами. по-этому вы работаете либо как Вышинский, либо в соответствии с законом, потому что завтра, я боюсь, что за того, что вы масть вялый — говорите сверх меры почасту ответ «пожалуйста», а оно мне не знакомо с детства — вы классовый враг. И вам одинаковый пришьют 97-ю.

Самая главная моральная преступление временного правительства заключается в том, что они разрушили, убили последнюю надежду около народа. Разочарование было в Бакиеве, Но там — было действие к убиению, а безотлагательно мы имеем просто мертвое тело надежды. И разряд вины зa это разная. Они убили надежду. вражда к Бакиеву была донельзя сильная, и мы же им верили. Верили, что они — другие, отличаются от него! А немедленно мы уже боимся верить. Они усложнили задачу всех последующих политиков, потому что около народа появился боязнь кому-то довериться. А национальность бес веры — это такая безысходность. безотлагательно на юге такая покорная, тупая безысходность, и это уже точка. Это поначалу они жаловались правозащитникам либо опять кому-то, а немедленно они уже ни к кому не пойдут, потому что никому не верят. И оживлять эту веру всем последующим политикам будит бесконечно тяжело.