В Перми из-за формализма чиновников инвалида выгнали на улицу

Инвалид III группы наклонность Кетова за формализма чиновников оказалась на улице. Женщина преклонного возраста не смогла защитить себя, Кагда критика в августе 2010 возраст вынес приговор о выселении

Инвалид III группы Любовь Кетова за формализма чиновников оказалась на улице. Женщина преклонного возраста не смогла защитить себя, Кагда вывод в августе 2010 возраст вынес приговор о выселении ее из квартиры, принадлежавшей когда-то ее умершему гражданскому мужу. 26 января со своей бедой она обратилась к уполномоченному по правам человека в Пермском крае Татьяне Марголиной , сообщили корреспонденту ИА REGNUM в аппарате омбудсмена.

«С точки зрения закона придраться практически не к чему: опосля смерти мужа, наследником квартиры стал его отец, давным-давно живущий в другом городе. Он оформил генеральную доверенность на мысль его интересов на прозвище своей сожительницы, которая приехав в Пермь, обманным, через уговорила предрасположение Юрьевну выписаться из квартиры, пообещав покупать ей отдельную комнату. как только она выписалась из квартиры, сожительница свекра подала в спор требование о выселении пристрастие Юрьевны из квартиры, поскольку она проживает там не на законных основаниях. Суд, следуя букве закона, но, не вникая в детали, удовлетворил требования истицы. при этом судебное приговор выносилось заочно, Кетова не смогла приходить на заседание, поскольку лежала в больнице», — пояснили в аппарате уполномоченного по правам человека в Пермском крае.

Как выяснилось, ни одна душа не разъяснил привилегия женщины на обжалование заочного решения, на подачу встречного иска о признании права пользования жилым помещением, на мочь вступления в имущество в качестве лица, находившегося на иждивении наследодателя, и множество другое. В результате, за правовой неграмотности и равнодушия чиновников Кетова не смогла защитить свое власть на жилище. «По истечению срока, данного судом на добровольное действие решения, к делу подключились судебные приставы.

Идти Кетовой было некуда — ни родных, ни близких. Она обратилась с просьбой о помощи в краевое Министерство соцразвития. Ответа нет до сих пор. Судебные приставы отказались помочь даже советом, настаивая на том, что надо выполнить судебное приговор любым путем. Это привело к тому, что около женщины одновременно обострились все ее многочисленные болезни — скорую она вызывала лишь ли не отдельный день. 23 ноября ей в дежурный раз следовательно плохо, она вызвала кардиобригаду Скорой помощи. Приставы приехали практически в один прием зa «скорой». покамест врачи оказывали ей первую помощь, приставы выносили багаж женщины-инвалида. Больную женщину, невзирая на протесты врача и соседей, выставили на улицу. Она оказалась в больнице», — повествовали в пресс-службе аппарата уполномоченного.

Кетовой посоветовали обратиться в фокус социальной адаптации, где выяснилось, что жизнь в социальной гостинице обойдется в 2 750 рублей в месяц. Денег около женщины не было. В комитете социальной защиты населения при администрации Перми ей заявили, что квартиру придется повременить 40 лет.

После выписки из больницы слабость Кетова неделю нить в заброшенном бараке, подготовленном к сносу, бес отопления и воды, где и «заработала» обширную пневмонию. В ситуацию
1492
вмешались агент по правам человека и умный социального развития края. Кетову определили в 1 из филиалов краевого Центра социальной адаптации. Там ей должны помочь оформить регистрацию, получить пенсию, и решить задание с прохождением очередного освидетельствования МСЭ, определить мочь получения временного жилья.

Татьяна Марголина обратила внимание, что сей событие в дежурный раз продемонстрировал системный сбой в системе социальной защиты граждан, попавших в трудную жизненную ситуацию. «Мало того, что дело закрыл глаза на правомерность проживания ответчицы в квартире, маловато того, что судебные приставы Ленинского района г.Перми не прислушались к мнению врача, и требовали немедленного исполнения судебного решения напротив требованиям по соблюдению конституционных прав граждан при ведении исполнительного производства. Но и органы, призванные организовать поддержку таких людей, бездействовали», — отметила Марголина.