Ованнес Никогосян: Референдум в Южном Судане и "эффект бабочки"

Армянский политолог Ованнес Никогосян. Иллюстрация: kreml.orgОчередной быль эффективной имплементации принципа национального самоопределения в Южном Судане явился поводом для нового раунда с

Армянский политолог Ованнес Никогосян. Иллюстрация: kreml.org Армянский политолог Ованнес Никогосян. Иллюстрация: kreml.org

Очередной быль эффективной имплементации принципа национального самоопределения в Южном Судане явился поводом для нового раунда споров относительно прецедентности, в целом, моделей урегулирования конфликтов. Армии сторонников и противников выстраивания трансконтинентальных параллелей, к сожалению, весь затерялась в своих аргументах и контраргументах: иным способом вообразить существо выстраиваемых алгоритмов взаимоисключаемости двух разнообразных понятий — права на самоопределение и территориальной целостности — не представляется возможным.

Конфликт в в старину крупнейшем государстве Африки, в Судане, имеет затейливый генезис, но, хвала Богу, нашлись эксперты, пожелавшие предложить свое мечта предыстории того, что случилось уже в наши дни, а именно: референдума по независимости Южного Судана. Оставив историю историкам, однако, заметим, что прецедентность всех аналогичных Судану конфликтов сводится к принципу международной ответственности правительств зa безопасность, защиту и счастье своего населения, закрепленном в Итоговом Документе Генеральной Ассамблеи ООН 2005 возраст в виде политики «ответственности по защите». Эта порядок явилась продуктом работы Комиссии Гаррета Эванса, которая опубликовала мой извещение кроме в конце 2001г., и предложила по существу свежий слово для дальнейшего дискурса — залог по защите (Responsibility to Protect), либо R2P, кто Н.Чомски назвал «кузеном» доктрины «гуманитарной интервенции». кроме декларативного документа ГА ООН, общество Безопасности и инкорпорировал сей воззрение в современное международное власть в апреле 2006г. резолюцией 1674. Таким образом, учение гуманитарной интервенции, примененная в прекращении многих конфликтов 1990-х гг, нашла свое признание и отсвет в международно-правовом документе СБ ООН. сей быль обязательно нужно не пропускать из виду, потому как оно находится на самой основе принципа самоопределения народов на современном этапе деколонизации. Простыми словами: систематические нарушения основных, международно признанных прав отдельных национальных групп внутри единого государства, власть которого не желает или же не в состоянии прекратить эти нарушения, либо же сама является «спонсором» бесправия — дает неотъемлемое привилегия данному национальному меньшинству реализовать свое прерогатива на самоопределение. Естественно, это касается недемократических стран, потому как то есть природа этих режимов является основным источником гражданской войны и бедствий. Политика геноцида, этнических чисток и насилия режима Омара разве Башира в Судане, гражданская борение посреди севером и югом — является самой основой т.н. «правозащитной сецессии» (remedial secession — англ.) Южного Судана через юри
2414
дически обязывающего волеизъявления его народа.

Преступная главный режима разве Башира (против него уже чета ордера на арест, выданных Международным Уголовным Судом) отнюдь не означает, что самоопределение отстранит народы юга и севера товарищ от друга. «Отношения посреди людьми останутся хорошими, покамест употреблять смешанные браки среди севером и югом», заявил журналисту британского BBC (7 января) арабский купец из Северного Судана в Джубе (город на Юге). посреди тем, все, наверное, помнят, какая боязнь разразилась в Баку и его окрестностях, Кагда в СМИ просочились слухи о совместном проживании влюбленной армяно-азербайджанской туман в Лондоне, сделав из этого угрозу национальной безопасности.

Как уже отметили, не было нехватки в попытках анализа возможных последствий референдума на юге Судана, что до тех пор, естественно, представлял неделимую деление общего государства. 1 из видных азербайджанских экспертов, г-н Вугар Сеидов в своей статье от 11 января 2011 года, полной неточностями, замечает, что «отделение (сецессия — О.Н.) не может заботиться легитимным, если оно происходит в одностороннем порядке и вступает в ответ с национальным законодательством». Здесь мы выделим три аспекта фундаментального несогласия с утверждениями автора. Во-первых, видимо, автору не помешает повторное прочтение консультативного заключения Международного Суда ООН по Косово, где как раз признавалось, что одностороннее отделение, торчком либо косвенно, не противоречит обычному международному праву. кроме норм международного права в аналогичных случаях одностороенней сецессии определяющим значением обладает правоприменительная клиент государств. Во-вторых, в отличие, как ни странно, от абсолютно либеральной Конституции СССР, по которому прежде де юре отделилась Нагорно-Карабахская АО, ни в одной унитарной стране мира в законах либо Конституции не записано, что вразброд взятая провинция или же регион могут через референдума кончаться из состава единого государства (в отличии от государств с федеративным устройством). В азербайджанской пропаганде зачастую дозволительно вычитать материалы о том, что задержанный референдум (delayed referendum — на англ.) либо «волеизъявление, имеющее обязательную юридическую силу» должно заключаться организовано на всей территории Азербайджана, поскольку N-ая сочинение Конституции этой страны торчмя запрещает проведение референдума на части «своей территории». об этом говорит и г-н Сеидов, игнорируя явный быль того, что НКР давным-давно уже не является территорией, над которым распространяется суверенитет Азербайджана, а ее население, следовательно, не является подданными этой страны, что отметает применимость норм Конституции АзР к отделившейся провинции АзССР. вовремя говоря, в выводах Арбитражной комиссии Бадинтера (по Югославии) наличествует мнение № 4 «О международном признании Европейским Сообществом и его государствами-членами Социалистической Республики Боснии-Герцеговины», которое, кстати, в толковании азербайджанского ученого Т.Мусаева, дает ясный понять, что «самоопределение является правом не народов как таковых, а правом народов, проживающих в пределах определенных территориальных рамок», и естественно — референдум, если таковой предусмотрен, обязан скрываться организован то есть на этой территории, а не в бывшей метрополии в целом.

Практика проведения отсроченных референдумов — тожественный новость речение в урегулировании этно-политических конфликтов. Например, в 1999г. был подписан кроткий соглашение и только после три возраст в Восточном Тиморе был проведен референдум. В случае с Суданом — южане прождали пять лет. В итоге, сложилась обычай от трех до пяти годов в проведении референдумов. впору говоря, согласие утечкам американских дипломатических депеш (10BAKU134) на переговорах в Сочи в январе 2010г. правитель Армении Серж Саргсян внес меморандум действительно определить дату референдума по окончательному статусу Нагорно-Карабахской Республики. опосля этого, как известно, наметился улица в переговорах, да как правитель Азербайджана Ильхам Алиев настаивал на том, что референдум обязан сохраниться в неопределенном будущем.

Подытоживая, отметим, что приход Восточного Тимора, Косово, Южной Осетии, Абхазии и в скором будущем, Южного Судана трудно вычислять частными ad hoc случаями: они вытекают из обширного процесса реформирования системы международных взаимоотношений и их правовых регуляторов. И, наконец, в-третьих, что же касается легитимности такого отделения — они были и, наверное, будут абсолютно легитимными, да как будут выезжать на чем поддержкой абсолютного большинства населения этих провинций. Вугар Сеидов, видимо, запутался в понятиях легитимности и легальности (законности), о котором приводился дальнейший аргумент. очень забывать, что это империя существует для народа, а не наоборот. да же чин ООН, к примеру, был утвержден от имени объединенных народов, а не государств (We, the peoples of the United Nations, determined… — на англ.).